Сколько зарабатывает Тихановская и кто выводит деньги из Беларуси? Откровенный разговор с советником Франаком Вячоркой

Герои • Мария Мелёхина

Будет ли Тихановская выставлять свою кандидатуру на новых выборах? Как у нее дела с Россией и почему переписка с администрацией Лукашенко стала «хамской»? На какие средства, собственно, Тихановская живет в Литве? Сегодня на KYKY за всю команду Светланы отвечает ее советник по международной политике Франак Вячорка.

«Где все? Почему не на работе?»

KYKY: Вы были одной их ключевой фигур в штабе Милинкевича в 2006 году – вам тогда было всего 18. А сегодня вам 32, и вы советник Тихановской. Ваш отец был лидером БНФ. Получается,  всю свою сознательную жизнь вы пытались изменить ситуацию в стране. Когда пришло осознание, что в Беларуси с демократией все плохо?

Франак Вячорка (Ф.В.): Мои родители когда-то боролись с советским режимом: отец стоял у истоков подпольного антисоветского движения в 80-х. Поэтому моя жизнь с ранних лет прошла в борьбе – у меня не было другого выбора. Первый раз задержали в 13 лет – написал на стене слово «выбирай». Это как раз были выборы 2001 года. Потом задерживали за листовки, а первые отсидки пошли уже в 18 лет. Я бывал на «сутках» много раз. Потом было и отчисление из университета, допросы, избиения. Я имел «счастье» через многое пройти, но такой волны насилия и террора, как в 2020-м, не было никогда. Да, за свою жизнь я не видел другого президента, кроме Лукашенко, но, думаю, мы близки к тому, чтобы вскоре все изменилось.

Франак Вячорка

KYKY: Как вы стали советником Тихановской? При каких обстоятельствах? В чем заключаются ваши обязанности?

Ф.В: После выборов, когда пошла первая волна насилия, я уехал в Киев. И уже там связался со штабом Тихановской и предложил свои услуги: я мог быть полезен в международной политике. Мне ответили, мол, приезжайте в Литву – посмотрим. Без какой-либо конкретики. И я приехал. Собрал сильную команду, и мы стали выстраивать «международку». В команде есть бывшие журналисты, аналитики, дипломаты. По сути, сегодня мы работаем как полноценное министерство иностранных дел. Налажены контакты с 21 страной. Но сейчас я все больше полномочий делегирую и все больше времени провожу со Светланой на каких-то встречах, интервью, переговорах. И я не перестаю восхищаться этим человеком. Ее силой, характером.

KYKY: Признайтесь, вы немного в нее влюблены?

Ф.В: Нет. Просто восхищен, как и многие беларусы, которые в нее поверили. В команде сегодня работают идеологически разношерстные люди: и более левые, и более правые. Но все объединились под знаменами Тихановской, как когда-то и триединый штаб. Нам повезло с лидером.

KYKY: С чего начинается и как проходит день Светланы Тихановской?

Ф.В: Она очень требовательная. Приезжает в офис одной из первых и сразу пишет в чат: «Где все? Почему не на работе?» (смеется). Примерно в 9 утра – кофе со штабом и обсуждение новостей предыдущего дня: сколько задержали, кого нужно поддержать. И после уже начинаются встречи, звонки. График плотный: на одну встречу – 15-30 минут. У нее бывает запланировано до 15 мероприятий в день. И даже дома она всегда на связи. Я не знаю, откуда у нее берутся силы и энергия на такой бешеный темп. Она отвечает просто: «Я хочу быстрее вернуться домой».

KYKY: Вы ее везде сопровождаете. Как вам кажется, Светлана держится на равных, не пасует перед такими большими политиками как Меркель, Макрон? Как проходит подготовка к встречам? 

Ф.В: У нее просто иначе устроен внутренний мир. Для нее что Макрон, что Меркель, что Багинская или обычный учитель, рабочий – это просто люди. Светлану «не загоняет» статус, звания. У нее одно желание – помочь, спасти. И это без притворства. Когда была встреча с Макроном, она держалась просто и уверенно. Это больше Макрон волновался. Или встреча с премьер-министром Словакии. Сначала было некое напряжение и волнение, а потом премьер ей говорит: «У меня не очень хороший английский, поэтому я буду говорить с вами по-словацки». И Светлана на его словацкий стала отвечать ему по-беларуски. Они так поговорили, а потом все-таки перешли на английский, но это было мило. Или была ситуация, когда при разговоре с одним известным политиком она сказала: «Давайте без дипломатии. Скажите прямо». И в этом «говорите напрямую» – вся Светлана. В этом ее сила. Она умеет просто и на равных говорить с людьми вне зависимости от их статуса. Она политик, который ведет себя как обычный человек. И именно это отличает ее от других.

KYKY: Но встречи такого высокого уровня предполагают соблюдение официального протокола. Случается, что кто-то что-то забыл, не туда пошел или что-то в этом роде? Какие-то неловкости?

Ф.В: Протокол – сложная вещь. Например, когда мы ездили в Германию, нельзя было проводить других встреч, пока Светлана не встретится с Меркель. Этого требует протокол. Кроме того, важно правильно поздороваться, сесть на нужное место. Поэтому если встреча высокого уровня, например, с президентом или канцлером, для каждого гостя проводят мини-тренинг. И не было еще ни одной встречи, где бы Светлана выглядела не солидно или делала какие-то ошибки. Единственное – она часто переживает за опоздания, а еще за охранников – чтобы все были накормлены, никого не забыли.

KYKY: Что здесь скажешь – мать. Как Светлану в принципе принимают на Западе?

Ф.В: Радушно – ей рукоплескали даже конкурирующие партии в парламенте Германии, Швеции. Но на Западе Беларусь воспринимают больше как идею, а не страну. Все сегодня хотят быть немного беларусами. Людьми, которые готовы рисковать ради собственного достоинства и будущего своей страны. В Европе нет диктатуры. И когда Светлана говорит об убитых, пытках – это вызывает шок. И это дает понимание ценностей демократии, и как их легко потерять. События в Беларуси – хороший урок для всего мира.

KYKY: Охрана, кортежи, отсутствие возможности самостоятельно передвигаться – Светлана принимает как должное, либо ей не особо это нравится?

Ф.В: Охрана живет с ней в одном доме и под одной крышей. И Светлана не может одна выйти в магазин, либо на прогулку с детьми, но принимает это с неким смирением. Хотя видно, что ей это не нравится.

KYKY: Серьезно? Она сама ходит в магазин и на рынок?

Ф.В: Да, она сама ходит по магазинам. Гуляет с детьми. Конечно, охрана 24/7 лишает личного пространства. И на улице ее постоянно узнают, просят сфотографироваться или дать автограф. У нее нет возможности побыть одной – она всегда под наблюдением.

«Даже Лукашенко не способен дать Воскресенскому легитимность»

KYKY: Тихановская весной 2020 года и сейчас – это два разных человека? Что в ней кардинально изменилось?

Ф.В: Она стала настоящим политиком. За шесть месяцев она на 100% перестроила себя, научилась риторике, дипломатии. Наверное, она больше не сможет стать человеком, который был прежде.

KYKY: Как думаете, захочет ли она и дальше продолжить свою политическую карьеру?

Ф.В: Уверен, что захочет. Возможно, сейчас она этого просто не понимает. Но на нее возложены слишком большие ожидания. Политика – это не хобби. Когда тебе оказывают доверие, ты обязан довести начатое до конца. А у Светланы обостренное чувство справедливости и высокая ответственность. И она никогда не говорит того, чего не смогла бы выполнить.

KYKY: Тихановская будет принимать участие в новых выборах в качестве кандидата?

Ф.В: Возможно, хотя сама идея участия в выборах ее пугает. Но даже если она не станет кандидатом, думаю, Светлана все равно будет принимать активное участие в политической жизни страны ещё долгие годы. Она навсегда останется символом Беларуси.

Фото: Вероника Скотте

KYKY: Не боитесь, что как только наступит момент с кодовым названием «дед улетел на вертолете», сразу начнется дележка кабинетов и Тихановскую просто вымоет из процесса?

Ф.В: Гарантий никто дать не может, но Тихановская все равно останется главным действующим лицом до момента оглашения результатов новых выборов. Сегодня она – единственный легитимный президент Беларуси. За нее отдали голоса миллионы беларусов. И исключить ее из этого процесса ни у кого не получится. Не будет Тихановской – не будет переговоров с так называемой властью. Воскресенский может провести хоть миллион круглых столов, но пока за ними не будет ключевых членов Координационного совета во главе с Тихановской – это симуляция. Никто такие переговоры не признает легитимными. И даже Лукашенко не способен дать сегодня Воскресенскому эту легитимность.

KYKY: Виталий Кривко, Воскресенский… Как вы к ним относитесь? Считаете ли предателями?

Ф.В: Я не знаю, какие у этих людей мотивы. Предатели они? Или они – сломленные? Или они на задании? Мотивацию мы узнаем потом.

Но, наверное, все, кто соглашается на игры с режимом, когда людей избивают, пытают и держат в тюрьмах – это предатели. Как это иначе назовешь? И прощения или объяснения их действиям нет. Я восхищаюсь Виктором и Эдуардом Бабарико, Марией Колесниковой и всеми, кто отказался играть в эти игры.

KYKY: Если выпустят всех политических заключенных, в том числе Сергея Тихановского, как будет развиваться ситуация дальше? Сергей же может выйти совсем другим человеком: другого образа и риторики, нежели его жена.

Ф.В: Конечно, многое зависит от Сергея, но, думаю, у него не будет другого выбора, кроме как поддержать свою жену и присоединиться к команде Тихановской. Она теперь – лидер и легитимный представитель беларуского народа. И даже те громкие имена, с которых начиналась революция в Беларуси, до новых выборов будут вынуждены поддерживать кампанию Тихановской.

Архивное фото

KYKY: Есть мнение, что сегодня вокруг Тихановской плетут интриги. Мол, ей управляют советники и иностранные консультанты. И используют ее, как разменную монету. Что вы думаете на этот счет?

Ф.В: Этой женщиной управлять невозможно. Достаточно увидеть, как она раздает задания, жестоко редактирует тексты. Может и накричать. Да, ее феномен многим непонятен. Человек из ниоткуда за шесть месяцев вошел во все мировые топы и рейтинги самых влиятельных людей мира. Это многих удивляет, поэтому выстраивается конспирология. И ее пример в очередной раз подтверждает, что политик – это не только программа и знания, но и попадание в волну ожиданий. Если раньше многим казалось, что беларусам нужна сильная рука и Лукашенко, то сегодня люди стали переосмыслили реальность. Беларуси нужна самоорганизация, самоуправление, президент только с представительскими полномочиями и разноплановый парламент.

KYKY: То есть вы выступаете за парламентскую, а не президентскую республику?

Ф.В: Безусловно. Беларусь должна стать парламентской республикой. И должно быть четкое разделение ветвей власти.

KYKY: Вы сказали, что Тихановская умеет кричать. Не могу в это поверить – она всегда так размеренно и спокойно говорит.

Ф.В: Она спокойно и размеренно говорит, но если с чем-то не согласна или ей что-то не нравится, может и гаркнуть.

KYKY: Прямо гаркнуть? Когда такое было последний раз?

Ф.В: Да каждый день (смеется). Поэтому уверен, что в любой профессии она могла бы занять руководящую должность. Светлана отлично чувствует людей и умеет объяснять свою позицию. И если в чем-то не уверена – не будет этого говорить или делать.

KYKY: Кто оплачивает дипломатические поездки Тихановской?

Ф.В: Квартиру и охрану предоставляет Литва. Поездки оплачивают принимающие стороны. Например, визит в Данию оплачивал журнал «Politiken», который вручал Светлане премию Свободы. Визит в Польшу – один из университетов, где Тихановская произнесла речь. В Вене расходы взяли на себя организаторы конференции по повестке Восточной Европы.

Светлана не получает никаких денег от правительства других стран. Есть и меценаты, в том числе среди беларуских бизнесменов, которые поддерживают работу офиса в Литве. И только недавно появилась возможность выплачивать какие-то зарплаты сотрудникам. Раньше все работали бесплатно.

KYKY: А Светлане Тихановской полагается зарплата?

Ф.В: Да, она так же недавно стала получать зарплату. Но это небольшие деньги.

KYKY: Небольшие – это тысяча евро, десять тысяч евро?

Ф.В: Это средняя вильнюсская зарплата, которая составляет примерно 1200 евро в месяц.

KYKY: Кто инициирует встречи с главами государств: штаб Тихановской или приглашающие стороны?

Фото: пресс-служба Макрона

Ф.В: Мы не можем напрашиваться на встречи такого высокого уровня. Но мы можем дать сигнал, что нам такой визит был бы интересен. Например, поговорить с президентом Финляндии. И когда сигнал получен, уже принимающая сторона решает, направлять приглашение или нет. Сегодня мы выстраиваем дипломатические отношения для новой Беларуси без Лукашенко, чтобы потом не пришлось все выстраивать с нуля.

KYKY: Это просто налаживание контактов, либо во время встреч обсуждаются конкретные вопросы? Например, инвестиционная помощь, реформы и так далее.

Ф.В: Обсуждается всегда несколько тем, одна из которых – помощь Беларуси. И когда та или иная страна принимает Светлану, она тем самым дает понять, что признает ее легитимность как национального лидера Беларуси. Также в рамках таких встреч обсуждается открытие гуманитарных коридоров, визовые вопросы, санкции. Из последнего – признать ОМОН и ГУБОПиК террористическими организациями. Заморозить финансовую поддержку по линии международных организаций, в том числе банков. Инициировать международное расследование пыток и преступлений режима.

KYKY: Есть ли договоренности по поводу отключения банков от системы SWIFT?

Ф.В: Идет подготовка к разным сценариям. Отключение от SWIFT – крайняя мера, которая будет применена, если режим продолжит террор: пытки и убийства. Но все должно быть последовательно, поэтому мы пока говорим про точечные санкции в отношении Лукашенко и его окружения. Это нужно, чтобы расколоть элиты – им должно стать невыгодно поддерживать Лукашенко. Уже сегодня каждый день нахождения Лукашенко у власти – это огромные убытки для страны. И это понимают не только беларусы, но и россияне. Поэтому становится все больше тех, кто заинтересован его убрать.

«Cейчас переписка с Администрацией холодная, а порой и хамская»

KYKY: Недавний визит Лаврова в Минск показал, что Кремль «топит» за конституционную реформу в Беларуси. И это может стать легитимной формой смены Лукашенко под давлением России.

Ф.В: Всё возможно. Но я бы не возлагал больших надежд и ожиданий на Кремль. Эта не та сторона, которая будет помогать беларусам решать вопросы. Лучшее, что они могут сделать – не вмешиваться. И их предложение конституционной реформы – попытка выиграть время, чтобы протесты утихли, а Москва могла разработать наиболее выгодный для себя сценарий. И конституционная реформа с подачи России – не в интересах Беларуси. Она никак не решит проблем в текущей ситуации политического и экономического кризиса. И не ведет к новым выборам. Поэтому конституционную реформу пока нет смысла обсуждать. Требования народа – проведение новых честных выборов. И нужно стоять на своем. И не позволять никакой другой стране навязывать свои интересы.

KYKY: Изменилось ли отношение Кремля к Тихановской?

Ф.В: Кремль не имеет никакой политической позиции по Беларуси – они всегда считали нас почти своей территорией с губернатором Лукашенко. Немного бешеным, но предсказуемым. Российский МИД занимается выстраиванием отношений с Польшей, Арменией, Прибалтикой – всеми, кроме Беларуси. И Москва только пытается сегодня осознать, что на самом деле произошло. Дело в том, что в августе отчеты по Беларуси для Кремля готовила ФСБ. А материалы для ФСБ прямиком поставляли из беларуского КГБ. И в России были уверены, что происходящее в Беларуси – цветная революция с финансированием из-за рубежа. И только теперь они начинают понимать, что ситуация намного сложнее и глубже. Пришло отрезвление, а за ним – поиск возможных сценариев, как всё разруливать. В Кремле терпеть не могут Лукашенко, но пока не знают, на кого его заменить.

И наша позиция неизменна. Мы хотим, чтобы никто не вмешивался во внутренние дела Беларуси. Если бы не было финансовой поддержки Кремля в первые месяцы протестов, Лукашенко бы не удержался. И в середине сентября мы бы уже вели переговоры о новых выборах. Когда же в игру вступил Кремль, ситуация усложнилась. Сегодня нужно либо убирать влияние, либо договариваться с Кремлем. Запад в это вмешиваться не будет.

И получается, что Лукашенко контактирует только с Кремлем, а Тихановская и Координационный совет – только с Западом.

В этой ситуации мало возможностей найти решение выхода из кризиса и начать диалог с медиацией. Последний оплот для диалога – ОБСЕ, но пока все безрезультатно.

KYKY: Но в одном из своих интервью вы сказали, что продолжаются консультации и происходит диалог с представителями Лукашенко. Что за диалог? О чем удалось договориться?

Ф.В: Было несколько созвонов с Андреем Савиных, который представляет Беларусь в ПА ОБСЕ. И через посредников ОБСЕ мы передавали сообщения людям Макея и Администрации президента, в том числе по началу переговоров. Сентябрь и часть октября у нас был хороший контакт, но в ноябре все заглохло. Сейчас если и происходит переписка, то холодная, а порой и хамская. В этих письмах говорится, что Тихановская и ее команда оторвались от народа, поэтому так называемой власти с нами не о чем говорить. Тем не менее, могу подтвердить, что у Светланы есть возможность передать Лукашенко любое сообщение – его положат прямо на стол так называемому президенту.

Но Лукашенко боится переговоров и ведет себя, как шизофреник в бункере. Возможно, он действительно считает, что все его любят и обожают, а враги хотят реализовать план Даллеса. Он боится потерять контроль над ситуацией. Поэтому сегодня все меньше и меньше шансов, что с Лукашенко будут какие-либо переговоры.

После убийства Романа Бондаренко политическое будущее для него перестало существовать – Лукашенко уйдет бесславно.

KYKY: Сколько времени вы отводите ему у власти?

Ф.В: Весной, думаю, станет известна дата проведения новых выборов и появится окончательное решение по конституционной реформе. К сожалению, невозможно пока прогнозировать больше, чем три месяца. Но уверен, в 2022 году никакого Лукашенко уже не будет. Но это не значит, что сразу станет все хорошо – Беларуси предстоит еще тяжелый переходный период, реформы. Примерно год займет финансовая реабилитация – нужно будет заново создавать условия и гарантии для бизнеса, в том числе поддержку для малого бизнеса, пытаться вернуть тех, кто уехал. 

KYKY: Чтобы случилось все, о чем вы говорите, должен произойти раскол элит. Как думаете, в Беларуси это возможно? Ведь Лукашенко собрал возле себя конченных садистов. И его окружение пока монолитно.

Ф.В: Он собрал вокруг себя не только садистов, но и необразованных, обиженных жизнью гопников и завистливых негодяев. И именно Лукашенко создал систему хамства и безнаказанности на государственном уровне. Он сам относится к народу, как к быдлу. Поэтому сегодняшняя революция – не только за новые выборы или против Лукашенко. Она против бесчеловечности и вранья, которое культивирует режим. И элиты сегодня не монолитны – многие уже бегут с корабля и выводят активы из страны. Но действительно переломный момент произойдет, когда олигархи, приближенные к Лукашенко, публично заявят о своей позиции, а уход людей из системы станет массовым. Мы не знаем, когда это произойдет. Но делаем все возможное, чтобы создавать предпосылки к этому.

KYKY: Вы сказали, что элиты выводят активы из страны – у вас есть этому подтверждение, либо это просто предположение?

Ф.В: Это разговоры, звонки, контакты с бывшими и действующими чиновниками, бизнесменами. Они же все думают про свое будущее. И у многих – патовая ситуация. Если они будут поддерживать Лукашенко – попадут в санкционные списки, а значит потеряют рынки сбыта, каналы поставок. Если же они не будут поддерживать режим, Лукашенко начнет мстить: закрывать или национализировать компании и предприятия.

И сейчас эти бизнесмены и чиновники думают, как обезопасить себя и уберечь свои капиталы. Кто-то пишет письма в посольства, чтобы их не вносили в санкционные списки. Кто-то – судорожно пытается выводить активы из Беларуси.

Группа международных расследователей сегодня фиксирует такие схемы. Но проблема в том, что беларуские потоки не такие масштабные, как российские или украинские. Речь идет не о сотнях миллионов долларов – это гораздо меньшие суммы. Соответственно и отследить эти схемы сложнее. Но когда будет принят акт о демократии в Беларуси, поиском этих активов и их идентификацией будут заниматься уже международные разведки. Для этого и был прописан отдельный пункт о расследовании источников, каналов и мест сохранения капитала Лукашенко и его приближенных.

Фото: пресс-служба Тихановской

KYKY: Давайте уточним. Речь идет о всем хорошо известных крупных бизнесменах, приближенных к Лукашенко?

Ф.В: Да, речь идет о крупных бизнесменах, приближенных к Лукашенко и директорах крупных госпредприятий. У них ведь тоже есть капиталы, полученные по коррупционным схемам. Лукашенко построил полностью коррумпированное государство, хотя сам пришел к власти, заявляя о борьбе с коррупцией. Но сегодня все государственные предприятия, либо компании, связанные с Управлением делами президента и его администрацией – чистой воды коррупционные структуры, которые были созданы, чтобы отмывать и выводить деньги, контролировать потоки и любыми способами уничтожать конкуренцию. Лукашенко стоит во главе этой коррупционной олигархической структуры, где все «подвязаны» и на крючке. Просто так выйти из системы невозможно – это значит собственноручное подписание приговора. И система специально «пачкает» каждого, чтобы был компромат и доказательства вины. Возможно, именно поэтому люди системы так отчаянно борются за ее сохранение.

KYKY: В Беларуси уже была попытка цветной революции в 2006 году. Так называемая «Васильковая революция». Почему не получилось тогда? И почему должно получиться сейчас?

Ф.В: Во-первых, у нас стало более взрослое общество. Люди научились самоорганизовываться, появились дворовые инициативы, возрождается национальная идентичность. Такого подъема давно не было. Беларусы стали целостной сформированной европейской нацией. Уже никто не оглядывается на советское наследие – нет ностальгии. Все хотят, как в Европе: наша ментальность созрела для этого. Появился здоровый патриотизм, и люди готовы брать ответственность и рисковать ради своей страны. И они понимают ценность этой борьбы. Это и есть залог победы протестов. Лукашенко абсолютно потерял поддержку и сделал слишком много ошибок, которые обернулись политическим и экономическим кризисом для страны. И никто не будет его больше терпеть. Единственная его заслуга сегодня – он сплотил общество для борьбы с режимом. Поэтому я даже не сомневаюсь, что все получится – это только вопрос времени.

KYKY: И последний вопрос. Традиционно президент поздравляет граждан своей страны с Новым годом. Будет ли Тихановская записывать новогоднее обращение?

Ф.В: Обязательно! И оно будет размещено на YouTube-канале и во всех независимых СМИ, телеграм-каналах. Думаю, никто не захочет смотреть в праздник на Лукашенко и портить себе настроение. И помните, что Новый год – это не только праздник, но и хороший повод разобраться с Лукашенко побыстрее. Новогодняя ночь создана для прогулок!

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Зарабатываю здесь на улице больше, чем в офисе в Беларуси». Как я стал «польским кукловодом»

Герои • Мария Мелёхина

Василию Грудовику 29 лет. Сейчас он зарабатывает на жизнь игрой на барабанах в центре Варшавы. До недавнего времени он занимал пост замдиректора транспортной компании в Пинске. Но лишился работы за политические убеждения, а после событий 9 августа и переговоров с местным начальником милиции его записали в координаторы протестов. В Беларуси ему грозит до 15 лет тюрьмы. Далее – рассказ с его слов.

Популярное